x
Имя пользователя
Пароль
Регистрация Забыли пароль?
Правда, только правда и ничего кроме правды!
Facebook Одноклассники Twitter ВКонтакте Mail.ru
DV.kg

Сайт общественно-политической газеты «Для Вас»

Цена рабочей визы, или Охота к перемене мест

27.09.2017 15:41

По последним данным Государственной миграционной службы, свыше 700 тысяч кыргызстанцев находятся за пределами республики с целью заработка. И этот поток трудовых мигрантов в последние три-четыре года только усиливается. Среди стран, наиболее популярных у наших граждан, лидирует Россия. На ее предприятиях и стройках, супермаркетах и отелях – от Калиниграда до Сахалина – трудятся около 620 тысяч выходцев из Кыргызстана.

На рынках Астаны, Тараза и фермерских хозяйствах и плантациях Алматинской области нашли работу свыше 100 тысяч кыргызстанцев. На третьем месте по популярности среди трудовых мигрантов – Южная Корея, где в настоящее время в различных отраслях и сферах заняты примерно 14 тысяч граждан республики.
Здесь необходимо сделать оговорку: эти статистические данные довольно приблизительные, так как просчитать, сколько кыргызстанцев ежегодно выезжают за границу и остаются на чужбине на нелегальном положении, не смогут даже официальные представители миграционных служб этих стран.

Ioe?uoea enoi?e?aneie ?iaeiu ?a?ac e?ecen
e o?oa
В начале двухтысячных трудовая миграция в Южную Корею носила нелегальный характер. Люди открывали туристическую визу и летели в далекую страну якобы за свежими впечатлениями и ширпотребом. А прибыв в Сеул, растворялись в многомиллионном людском потоке, чтобы через месяц-другой вынырнуть где-то на предприятиях Пусана, Кванджу, Теджона или в глухой провинции на ферме у местного феодала.
Риск был оправдан. В чужой незнакомой стране, без всякого образования и языка, знания местных обычаев и законодательства сотни кыргызстанцев находили работу и жилье. Оттуда уже через несколько месяцев занятые на самой грязной и тяжелой работе они начинали слать доллары на Родину. Для многодетной семьи где–то в далеком Ноокате или Кочкорке эти деньги были сродни миллионам.
За несколько лет поденщины самым удачливым мигрантам удавалось накопить, по нашим меркам, целое состояние, чтобы купить дом или квартиру в Бишкеке, что считалось верхом благополучия – обновить старое жилье, приобрести иномарку. Или, как поступали самые предприимчивые, открыть собственный бизнес.
После распада Союза этот путь трудоустройства за границей был популярен у кыргызов. А вот местные корейцы использовали для выезда в эту юго-восточную страну визы, специально предназначенные для посещения исторической Родины. Последний экономический кризис, санкции против России, больно ударившие и по кыргызстанской экономике, заставили вновь обратить внимание на отток рабочей силы из страны, в частности, в Южную Корею. А все потому, что такого массового покидания насиженных мест в поиске заработка среди местного корейского населения до селе не наблюдалось. Ведь считалось, что корейцы в целом в материальном плане более обеспеченные, чем среднестатистический кыргызстанец, да и образовательный уровень, по традиции, имеют довольно высокий. Поэтому на тяжелую грязную работу раньше соглашались немногие.
Но так было. Безработица, стагнация сделали свое дело. Молодая трудоспособная часть корейской диаспоры ринулась заново открывать свою историческую Родину, но уже не в качестве туристов, студентов, бизнесменов, а гастарбайтеров. Сегодня каждую семью 18-тысячного населения корейцев в Кыргызстане коснулась миграционная волна.

Iaoaeueiu o?iee
Бишкекчанке Наталье Те чуть за сорок. После окончания экономического факультета она так и не смогла устроиться по специальности. Немного поработала администратором в магазине, а когда он закрылся, попробовала себя в мелком бизнесе. Не прогорев, но и не обогатившись, пошла на завод по производству молочной продукции. Работала по 12 часов, чтобы в конце месяца расписаться в зарплатной ведомости за 20-25 тысяч сомов.
Она решилась поехать на заработки в Южную Корею, когда закончились последние деньги «на черный день». К тому времени все ее знакомые и родственники уже успели не раз побывать в этой стране и поработать на корейских фабриках и заводах, исколесить вдоль и поперек всю страну.
Вот что Наталья рассказала о своем первом заграничном опыте, вернувшись домой в краткосрочный отпуск:
— Мне повезло, я впервые выехала в дальнее зарубежье не на пустое место. В Корее уже несколько лет находились мои двоюродные братья и сестры, которые хорошо изучили страну, успели поработать в разных городах и в разных отраслях экономики. Их советы и рекомендации по поиску работы и жилья, рассказы о местных обычаях и традициях, правилах поведения на работе и в быту оказались просто бесценны. Я буквально уже через неделю вышла на работу на парфюмерную фабрику, где тружусь до сих пор. В отличие от многих моих земляков я не стала бегать по предприятиям в поисках большого заработка, а последовала совету бригадира из местных корейцев, повидавшей на своем веку тысячи мигрантов из разных стран. Она мне сразу заявила, что если я хочу заработать и вернуться домой с кругленькой суммой, то надо закрепиться на одном месте. Изучить все операции, набраться опыта. Таких специалистов работодатель ценит и старается поощрять премиями, прибавками к зарплате, в первую очередь дает возможность работать в выходные и праздники, которые оплачиваются по повышенному тарифу.
На моем предприятии, где производят моющие средства и дорогую парфюмерную продукцию, трудятся одни мигранты – в основном из бывшего Союза. На конвейере рядом стоят выходцы из Узбекистана, Таджикистана, Казахстана, России, Украины, Китая, Филиппин. Возраст работниц – от 18 до 63 лет. Самая молодая среди нас была Виктория из Подмосковья. А самая старшая – тетя Рая из Узбекистана.
Работа на «парфюмке», на первый взгляд, кажется несложной. Однако с утра задается быстрый темп, люди каждый на своем месте действуют как роботы-автоматы. А иначе нельзя, конвейер не прощает медлительных и нерасторопных. Хозяева предприятий выжимают из людей по-максимуму – никаких перекуров, разговоров по телефону, хождений по цеху, опозданий. Здесь я узнала, какой может и должна быть производительность труда, настоящая дисциплина, если мы хотим жить, как в Южной Корее. У наших людей нет опыта, привычки работать в таком режиме и с такой нагрузкой. Поэтому поначалу тяжело – болят руки, ноги, спина, однако через месяц-другой человек втягивается в этот бешеный ритм, постепенно начинает понимать команды на корейском.
Мне порой кажется, что вся экономика этой развитой страны держится на трудовых мигрантах. Их так много, что порой диву даешься, как это маленькая полуостровная страна принимает и размещает миллионы иностранцев. Условия работы, если сравнивать с нашими предприятиями, довольно неплохие – на некоторых заводах организовано трехразовое питание, причем еда качественная и разнообразная. Столовые чистые, рабочие и служащие, иностранцы и местные питаются вместе. Зарплата за 12-часовой рабочий день, выходы в ночную смену и выходные может достигать от 2 до 3 тысяч долларов. Если нужно, то работодатель предоставляет общежитие, однако семейные предпочитают снимать квартиру и жить самостоятельно.
Как я послушала своих подруг, проживших здесь уже несколько лет, труд везде изнурительный – будь то завод по производству легковых автомобилей, мотель, уборка овощей и фруктов. Но не это самое страшное. Самое страшное на чужбине – тоска по дому.
Иногда мне удавалось поговорить с сестрой. Лариса, менеджер по налогам и финансам, за последний год в Корее сменила пять мест в поисках лучших условий. Она с подругой успела поработать на сборе и засолке редьки и лука, побывать в роли горничной в отеле, постоять на конвейере, освоить слесарный станок на заводе.
В Корее находятся и два моих двоюродных брата. Игорь, отец пятерых детей, уже третий год трудится здесь вахтовым методом. Поработает ударно год – и в Бишкек, чтобы в порядок привести дом, огород. Потратив заработанные деньги, несколько раз пытался таксовать, торговать на рынке. Лишь бы не расставаться с семьей и детьми. Однако нужда заставляла вновь искать работу за тысячи километров от дома.

Eoi iineaaiee
a i?a?aae
ca ?aai?ae aecie?
В начале двухтысячных Кыргызстан не имел своего представителя в Южной Корее, по всем дипломатическим и визовым вопросам приходилось обращаться в посольство Казахстана. Впрочем, нелегалы, которых по подсчетам МИД КР, было менее 3-х тысяч человек, крайне редко и неохотно беспокоили дипломатов, так как боялись разоблачения за незаконное пребывание в чужой стране. Они стучались в дверь посольства при самой крайней нужде – когда нет денег выехать домой, кто-то умер и нужно отправить тело или прах на Родину.
С 2006 года ситуация стала меняться: вначале в Сеуле открылось консульство Кыргызстана, а через несколько лет – посольство. С углублением развития двусторонних отношений между нашими странами встал вопрос необходимости пересмотра миграционной политики. После ряда встреч и переговоров на самом высшем уровне Кыргызстан вошел в число стран, которые могут отправлять своих рабочих в Корею. Об этом официально было объявлено 22 февраля 2007 года на заседании южнокорейского правительственного Комитета по выработке политики в отношении иностранных рабочих, на котором в частности был утвержден «План импорта иностранной рабочей силы на 2007 год».
Согласно этому документу кыргызстанцы могли вполне легально, наряду с гражданами Филиппин, Таиланда, Вьетнама, Шри-Ланки, Монголии, Индонезии, Узбекистана, Пакистана, Камбоджи и Китая трудоустраиваться на промышленных и сельскохозяйственных предприятиях Южной Кореи. Квота давалась на 2-3 тысячи человек, не достигших 45 лет, которым, чтобы получить заветную рабочую визу, необходимо было пройти трехмесячные языковые курсы и сдать тест, пройти медицинское освидетельствование. Эти требования сохранились, зато по просьбе нашего правительства квота увеличилась до 5 тысяч рабочих.
В свою очередь, во избежание нарушений, злоупотреблений и коррупции в сфере отправки трудовых мигрантов, корейская сторона выдвинула требование, чтобы всем этим процессом занимались только госорганы республики по миграции и занятости, отсекая таким образом от кормушки частные агентства и фирмы. Жизнь показала, насколько мудрым был такой подход.
В настоящее время кыргызстанские корейцы заново открывают Южную Корею. Но не ту страну, которую они знали по глянцевым журналам и туристическим буклетам. Они влились в многомиллионную армию трудовых мигрантов из Кыргызстана, которые с начала нынешнего года отправили домой уже около 1,4 миллиарда долларов, так необходимых стране и людям.

Лариса ЛИ.
Фото www.

Оставьте комментарий

 

 


6 × девять =

Рубрики

Опросы

Чего ждут кыргызстанцы от нового президента?

Показать результат

Загрузка ... Загрузка ...

Календарь

Октябрь 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Сен    
 1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031  

Галерея

img_0133 vrzhue52dljg4on7qca19wft6bxp0 img_0231 %d1%80%d0%b0%d0%b8%d0%bc%d0%b1%d0%b5%d0%ba%d0%be%d0%b2%d0%b0-%d0%b2-%d0%be%d0%b4%d0%bd%d0%be%d0%bc-%d0%b8%d0%b7-%d0%bf%d0%be%d0%bc%d0%b5%d1%89%d0%b5%d0%bd%d0%b8%d0%b9-%d0%bc%d1%83%d0%b7%d0%b5%d1%8f
Сайт создан при финансовой поддержке программы «Поддержка СМИ» Фонда «Сорос – Кыргызстан».
Фонда «Сорос – Кыргызстан»